Arrow
Arrow
Slider

Участие в 3 международном форуме «Каждый ребенок достоин семьи»

Каждый ребенок достоин семьи

С 20 по 23 октября 2014 года мне посчастливилось принять участие в 3 международном форуме «Каждый ребенок достоин семьи». Тема форума была заявлена как «Образование со смыслом». Я очень признательна Continue reading «Участие в 3 международном форуме «Каждый ребенок достоин семьи»»

Роль общественных объединений в системе социальной реабилитации семей, воспитывающих детей с выраженными нарушениями в интеллектуальном развитии. Мельник С.Н.

Роль общественных объединений в системе социальной реабилитации  семей,  воспитывающих детей с выраженными нарушениями в интеллектуальном развитии.

Мельник С.Н. исполнительный директор РЦ ИОООИ «Семейная Continue reading «Роль общественных объединений в системе социальной реабилитации семей, воспитывающих детей с выраженными нарушениями в интеллектуальном развитии. Мельник С.Н.»

К вопросу создания системы комплексной психологической поддержки семей, воспитывающих детей с выраженными нарушениями в интеллектуальном развитии. Мельник С.Н.

Проблема детско-родительских отношений  является весьма важной и актуальной. Существует большое количество исследований , в которых доказывается  , что психологическое благополучие ребенка  зависит от  Continue reading «К вопросу создания системы комплексной психологической поддержки семей, воспитывающих детей с выраженными нарушениями в интеллектуальном развитии. Мельник С.Н.»

Чего никогда нельзя говорить ребенку

Чего никогда нельзя говорить ребенку (несколько цитат, на самом деле их намного больше…)

«Ты это сделаешь, потому что я так сказала!» или «Мало ли чего ты не хочешь!»

Почему нельзя. В этот период ребенок учится отстаивать свою самостоятельности и добиваться своей цели. Он хмурит брови и непрерывно повторяет: «Не хочу!» и «Нет». Он не желает садиться на горшок по маминому приказу, требует, чтобы ему дали то, чего никогда не дают: хрустальную вазу с верхней полки или папин мобильный телефон. Если на всякое его «нет» и «не хочу» без объяснений отвечать вышеуказанными фразами, он утратит всякую надежду повлиять на ход событий и станет пассивным, забитым и смирным. Возможно, очень послушным, но слабым и зависимым от других.
Как надо. Надо с ним спорить, объяснять, почему «нет» и отчего «нельзя», и он почувствует себя уважаемым человеком, научится понимать других, высказывать свою точку зрения и анализировать ситуацию. И с годами обзаведется двумя в высшей степени полезными качествами находить железные аргументы и залезать через окно, когда его выставляют в дверь.

«Не будешь кушать (спать, сидеть тихо) отдам тебя вон той тете».

Почему нельзя. Бедный ребенок тебе верит. И очень боится, как бы его кому не отдали, и сомневается, нужен ли он родителям, если они готовы так легко с ним расстаться. Не дай Бог в этот период у него появится сестричка или братик все, комплекс неполноценности «я был такой ужасно плохой и никем не любимый, что пришлось заводить второго ребенка» останется с ним на всю жизнь.
Как надо. Откажись от угроз и не доводи дитя до ночных кошмаров и комплексов. Действуй от положительных эмоций, от поощрения «Будешь кушать вырастешь большим, умным, красивым». «Как следует выспишься пойдем в зоопарк».

«У меня от тебя болит голова», «Не доешь кашу мама умрет», «У папы от твоих воплей сердце прихватило».

Почему нельзя. Ребенок в этом возрасте учится любить не инстинктом, как зверек, а душой и разумом, как человек. Временами он сердится на родителей, ревнует маму и папу друг к другу и постигает на личном опыте, что оборотная сторона любви ненависть. Он за что-то сильно обиделся на маму и подумал: «Хоть бы она умерла!» А она вдруг и говорит: «Ты меня своим поведением в гроб загонишь» неужели и вправду умирать собралась, но он же на самом деле хороший и очень-очень ее любит! У ребенка складывается впечатление, что он способен разрушить весь мир своей обидой или недовольством, невольно причинить непоправимую боль близким и дорогим людям. Он замыкается, уходит в себя и с годами превращается в одинокого чудака, который боится кого-то полюбить.
Как надо. Если родители стойко выдерживают его обиды и не жалуются на невыносимые страдания, которые он доставляет любящим взрослым своим непослушанием, ребенок растет в святой уверенности, что любить и прощать того, кого любишь, это здорово. И вообще, мир не рухнет, если иногда его как следует пнуть ногой. Наглость? Нет, уверенность в себе

«Чтоб ты провалился!», «Исчезни! Уйди с моих глаз долой!», «И чтобы я тебя не видела и не слышала!»

Почему нельзя. Воспринимается ребенком как прямое указание к действию. До 3-х лет он еще не понимает, что такое умереть. В 5-6-летнем возрасте он уже знает: смерть это когда кого-то «не видно и не слышно», а проваливаются под землю туда, где хоронят. Он получил родительскую установку на то, чтобы его не было. И он постарается так и поступить. Например, тяжело заболеет или случайно заиграется на мостовой и попадет под машину.
Как надо. Хочешь тишины и покоя скажи ребенку «отвяжись от меня» и задай ему программу на самостоятельность. Или пошли к черту вырастет пытливым мыслителем с авантюрной жилкой.
информация от Иматон получена на одном из семинаров)))

Я — папа особого ребенка

Вячеслав ШЕВЕЛЕВ (Харьков, Украина)

 

Мы с женой сидим в кабинете заведующей отделением патологии новорожденных. Опустив глаза, она перебирает бумаги, наверное, боясь смотреть нам в глаза. Потом вопрос:

— Вы будете отказываться от ребенка?

Немая сцена.

Как?! Отказаться?! От ребенка, которого мы ждали 8 лет? Бросить на милость чужих людей? Нет, мы ее забираем.

— Но… Но она не такая, как все… Она — инвалид.

— Мы все равно не оставим ее.

Моя первая минутная встреча с дочкой в кабинете заведующей не произвела на меня особого впечатления. В памяти осталась другая встреча — когда мы привезли дочку домой.

После рождения Алинка две недели находилась в реанимации с внутриутробным воспалением легких. Жена была с ней, а я все это время собирал информацию по ее диагнозу. Надо сказать, что на тот период утешающих прогнозов найти не удавалось. Потому позже первой нашей помощью таким детям и их родителям стало создание веб-страницы в Интернете с объективной информацией, а не «страшилками». Конечно, мысли — оставить своего ребенка — у нас не было. Но под впечатлением услышанного и прочитанного внутренне я готовился к самому худшему.

Не скрою: на нашем пути много трудностей

И вот, мы дома. Мы еще не закончили ремонт в нашей новой квартире, и везде был некоторый беспорядок.

Жена держала дочку на руках. Помню, я, усталый, прилег на диван, и Оля положила малышку животиком мне на грудь. Ее крохотные ручки свисали по моим бокам — она как будто обнимала меня. Наши глаза встретились — ее личико было рядом с моим. Серьезный, собранный, сосредоточенный взгляд… Ручонки, обнимавшие меня… Этого не забуду никогда. Оля поспешила за фотоаппаратом, и эта наша встреча навсегда запечатлелась на пленке и в моем сердце.

Когда рождается ребенок с характерными особенностями, у него сразу берут кровь на генетический анализ. Результат анализа на хромосомный набор мы ждали около двух месяцев. За это время я испытал гамму чувств: от самоосуждения до надежды на чудо.

Свои эмоции внешне я проявляю редко, поэтому и в этом случае старался быть собранным, сдержанным и нежным по отношению к жене и дочери. Внутри же себя мучился вопросом: почему?

8 лет мы ждали этого ребенка. И как ждали?! В нашей новой квартире сделали для нее самую красивую комнату со светящимися звездами на потолке, яркими обоями с забавными зверушками, ковром на полу в виде города… И этот долгожданный, любимый ребенок – инвалид… Почему?

Диагноз подтвердился. У дочки в 21-й паре есть лишняя хромосома, а это означало, что наш ребенок – пожизненный инвалид.

Но время ожидания анализа работало на нас. Мы привязались к дочке и ни за что не бросили бы ее, какой бы диагноз ей не поставили. Ее осмысленный серьезный взгляд был нашей надеждой и наградой за слезы и разочарования. Мы решили сделать все возможное, чтобы воспитать нашу дочку полноценным человеком.

Винил ли я кого-то в случившемся? Нет! Перекладывание ответственности на другого не решает проблему.

Генетический анализ мы все же прошли, но не для того, чтобы провести расследование, а чтобы узнать, сможем ли в будущем иметь здорового ребенка. У нас генетических сбоев не обнаружили. Этот факт помог нам освободиться от мысли винить друг друга. Самым трудным, пожалуй, было примирение с самим собой.

В Библии, которую читаю и люблю, есть слова: «Каждый сетуй на грехи свои». Это я и делал. Я пытался выяснить, нет ли во мне чего-то такого, что стало причиной этого горя. Может быть, прошлые грехи? Может, это испытание меня как человека? А может, это испытание прочности наших семейных уз? Что это? Что?

Анализируя свою жизнь, ничего подозрительного я не обнаружил и пришел к выводу, что копаться в прошлом больше не стоит, надо смотреть вперед. Как поддержать жену… Как помочь дочке — ведь проблем со здоровьем у нее хватает… В конце концов, что делать с таким ребенком, а именно, как ее обучать, как воспитывать… Все это вышло у меня на первый план. А диагноз нашей малышки мы приняли, как судьбу, изменить которую может только чудо.

По личному опыту знаю, что иногда родители стесняются своих детей-инвалидов, особенно отцы. Основная причина в том, что мы живем среди людей и зависим от их мнения. От того, как общество в целом относится к нашему ребенку, часто зависит и наше отношение к нему. И эту зависимость не так легко перешагнуть. Здесь главное — не замыкаться в себе.

У нас много друзей и знакомых. Мы общаемся с родителями таких же детей, как Алинка. Делимся трудностями и радостями, в общем, хорошо понимаем друг друга. Еще у меня много друзей в церкви, которую регулярно посещаю. Там к нашему ребенку относятся с пониманием и добротой. Церковь регулярно проводит праздничные программы для детей, на которые всегда приглашают детей-инвалидов. Есть еще одна причина для стеснения своего ребенка — это желание быть как все или лучше других. У меня это уже тоже прошло. Поэтому я не стыжусь своей дочери.

В самом начале мы с женой решили, что сделаем все возможное для Алины, чтобы она выросла полноценным человеком. Поэтому я со своей стороны стараюсь уделять время для занятий с нею. Это время – в основном вечер, когда я прихожу с работы. Да, мне хочется посидеть вечером за компьютером, посмотреть новости, но где-то в сознании я говорю себе «нет» и, достав кубики, начинаю с дочкой строить город, от которого через минуту остаются развалины. Мне удается, в силу своего темперамента, учить ребенка тому, на что у жены не хватает терпения, например, каким-то вещам, которые не даются сразу, но потом, когда есть успехи, это вдохновляет. Алина даже разделяет игры: со мной она любит складывать кубики, собирать конструктор; с мамой любит читать книжки; с бабушкой — складывать пирамиду и играть в мяч. Пусть не сразу, но мы видим результаты. Особенно мне запомнился один момент.

Когда Алинке было два года, мы ездили в другой город на занятия к логопеду. Две недели мы были втроем: я, жена и дочь. За это время дочь настолько ко мне привязалась, что, когда у нее возникала проблема и она плакала, она бежала за утешением ко мне, а не к маме, как обычно делают дети. Потом, когда мы вернулись и вечером я пришел с работы, дочка кинулась ко мне со всех ног, залезла на руки, крепко обнимая и крича «па-па-па». Меня это очень сильно затронуло. Да, пусть наша девочка с меньшими интеллектуальными и физическими способностями, пусть она только начинает говорить в свои четыре года и не умеет многое из того, что делают дети ее возраста, но она умеет любить и выражать свою любовь. А разве не этого, самого главного – любви, мы ждем от своих детей?!

В своей жизни мы встретили много трудностей, причина которых была не в нас. Они приходили извне. Многие люди не понимали наших переживаний: 8 лет ожидания ребенка, затем — ребенок-инвалид. Кризис в семье, черная полоса жизни… Обо всем не расскажешь. Но если бы начинать жизнь заново, я все равно ничего бы в ней не менял. На нашем пути есть все: и радость, и горе… А все это вместе делает нас настоящими личностями и сильной семьей.

Для тех, кто не предал своих детей

Я знаю, немало семей, где есть дети-инвалиды. Особенно тяжело тем, у кого это первый ребенок: они боятся думать о втором. Очень нелегко женам, мужья которых струсили и ушли, не выдержав нагрузки, которую несет с собою ребенок с особыми потребностями. Не раз приходилось видеть предательство, когда оба родители отказывались и оставляли своих детей на попечение государства. Видел также замкнувшихся, обиженных на весь мир родителей. Но знаю и тех, кто не испугался трудностей. Они стали как личности сильнее и прекрасней.

Независимо от того, к какой категории относите себя вы, хочу сказать следующее. Перестаньте обвинять в случившемся Бога, судьбу, супруга, ребенка. Это только будет разрушать лично вас и разрушать ваши отношения. А вы сейчас, как никогда, нужны друг другу, чтобы выжить, чтобы не сломаться и устоять.

Перестаньте жалеть самих себя. Жалость делает из нас эгоистов. Лучшее средство от жалости к себе – это общение с теми, кто пережил подобное или находится еще в худшем состоянии, чем вы. Примите больного ребенка как свою судьбу, а не чью-то ошибку: у вас особенный ребенок потому, что вы – особенный человек.

Постарайтесь найти людей с подобной проблемой, установите отношения с ними, общайтесь друг с другом. Так было у нас, и это очень нам помогло.

Постарайтесь сделать все возможное для развития вашего ребенка. Предложите ему максимум из того, что он может взять.

Если это первый ребенок, думайте о втором — о рождении или усыновлении. Это нужно не только вам, но и ребенку.

И последнее — только отцу

Будь мужчиной! Будь тем, на кого может опереться твоя жена. Ей намного сложнее, так как женщины более эмоционально переживают горе. Покажи зрелость своего характера. Не будь тем, кто ищет себе легкой жизни. И, наконец, поверь словам одного писателя-драматурга: «Я от всей души посоветовал бы вам не сгибаться под бременем горя. То, что представляется нам тяжкими испытаниями, иногда на самом деле — скрытое благо».

***

…Поздний вечер, но дочка еще полна энергии. Я беру ее на руки, приглушаю свет в ее комнате. Она успокаивается, когда начинаю петь, как могу, ее любимую колыбельную «Спи, моя радость, усни..». Одно время она засыпала только со мной и только с этой песней. Нежно прижимаю к себе маленькое тельце. К последнему куплету ее глазки закрылись… Спит. Но мне еще и еще хочется подержать ее на руках. Хочется, чтобы она всегда чувствовала, как сильно я ее люблю, несмотря на то, что она не такая, как все. Она — особенная! Тихо ложу дочь в кроватку. Осторжно укрываю. Целую в мягкую пухлую щечку. Спи, моя девочка! Спи, мой маленький ангел!

 

Источник

 

Copyright © 2013 - 2018 "Специальный психолог"

Сайт создан koshka38.ru